Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

птицы

***

Открыл для себя новое странное занятие: готовиться к игре после того, как она прошла. (Дети, не будьте такими, как Влас, хоть это и прикольно).
Короче говоря, читаю всякое по войне 1812 года, столкнулся в ходе чтения с таким явлением как "Ростопчинские афиши", подробнее о них можно прочитать здесь (ничего лучше сходу не нашел), а их самих можно почитать, например здесь.

Одна из афиш, опубликованная уже после оставления французами Москвы, в целом сводится к тому, что, мол, кончайте грабить, а то как-то некрасиво получается. Но в общем потоке на меня внезапно вышла фраза: "покойников французских никто не подвезет до их дому".

Collapse )
Unser Liebe Fraue

по мотивам поездки (не уверен, что хочу поговорить об этом)

В девяностом году
последнему из рожденных
в Нуменоре исполнится
сорок пять.
Старше, но все же живы
те, кто все еще помнит
таверны Арменелоса,
гостиницы Кранца,
кирху в Хайлигенвальд.
И когда волна отступает,
оголяя то, что лежит на дне
(заколочены окна,
обрушились своды,
но ведь стены и камни - те?),
он решает вернуться
туда, где росли и гуляли,
встретились и обвенчались,
туда, где когда-то
любили друг друга
отец и мать.
"Состарились здесь же
и здесь же на кладбище
похоронены," -
славно смотрелось бы
в этом ряду.
Но им не досталось этого,
им же досталось лихое время,
горькие всходы,
глухая дорога
в чужую землю.
Они ведь не знали, что будет.
Они ведь жили, как им жилось.
Строили дом
и растили сад -
и не сказали ни слова
(к чему это слово?
кому это слово?)
когда где-то там
разрушили синагогу,
срубили Белое древо,
строили Храм.
Роменна

сам не понял, что сказал, но в общем как-то вот

...западный мир испокон живет в страхе варваров,
что придут могучей ордой, растопчут все города,
границы сметут, придут, как потоп, вода,
а вода безжалостна и права - Господи! - из-под савана
голос мой еле слышен - Господь не внемлет.
Пусть под Твоей водой расцветут эти земли.
Господи! нами во славу Твою столь многое наврано,
было ли что-нибудь истинно - не разобрать.
...западный мир живет в ожидании варваров,
которые все-таки смогут все растоптать,
искупав копыта своих коней не последнем море, но в нашей золе, в пыли.
Они наконец-то сделают то, что мы не смогли.
музыка

(no subject)

анатомический театр одного актера объявляет набор в труппу...
мы к вам приехали на ча-ас!... а ну скорей любите на-ас!..
ну ты это... заходи, если что...

Так, ладно. Испытываю, конечно, мучительную неловкость в процессе написания всего этого, но...

Друзья, я внезапно в следующую (не ближайшую) субботу, 20.04, в библиотеке на Нагатино буду читать и петь "Шествие" Бродского, куски которого вы от меня, возможно, слышали, так что приглашаю всех :-)

Н

(no subject)

Написано по пути на игру, не могу с точностью сказать, от чьего лица.

***
Отцы не помышляли о таком,
Ровесники схоронены тайком,
Но внуки, не жалея ни о ком,
Стреляют в сына.
Отечество - прекрасней нет словца,
Но вот опять - далёко ль до конца? -
Легко мечта взлетает от крыльца
Не дальше тына.

Bonjour, mes vieux amis de ce jour-là,*
Ещё не взрыта залпами земля,
И тихо волны подо льдом бурлят,
Стремясь к истоку.
Наш мир покуда цел, не разделён,
Но через миг придёт в движенье он,
И костерок, что вами запалён,
Сгорит до срока.

Удар! - и под ногой крошится лёд;
Удар! Удар! - сколочен эшафот,
И время по стезе своей бредёт,
Склонивши выю.
...Когда придёт последняя заря,
Мы выйдем в граде Вечного Царя
На площадь - чтобы вечно там стоять
Как часовые.


*«Добрый день, мои старые друзья этого дня»
Был у Николая Павловича термин «les amis de 14» (друзья по четырнадцатому), который употреблялся то ли в адрес декабристов, то ли в адрес полков, которые в течение означенного дня вели себя крайне двусмысленно.
Unser Liebe Fraue

Ну и пусть себе лежит...

Вместо эпиграфа:

1. Кто играет с динамитом,

Тот придёт домой убитым.

(с, народное)

2. Плохо, милый? Тебе урок:

Не мешай в голове две книги!

(с, Мышь)

*

Хватит! довольно лжи

и пустословных споров,

аплодисменты - громом,

занавес - приговором.

То, что ты делаешь,

делай скорей, спеши,

мне все равно.

Но не тронь мои чертежи!

Вот оно время наше -

днями считать? часами?

Кто заварил там кашу?

Поздно. Хлебайте сами.

Эх, кабы силы мне!

кабы мне век иной!

Только гроза стеной,

грозная, как конвой...

Душно мне жить впотьмах!..

- Станете гниль и прах! -

Станем мы - семена,

Встанем...

пока же тихо в земле лежим.

...но я прошу, возьми мои чертежи...

Труби_Гавриил

вместо отчета с Грозы, в жанре "заметки на газетке"

*
"Для России железные дороги — теперь самый насущный, самый жизненный вопрос. Покроется Россия частой и непрерывной сетью железных дорог, и мы процветем. Торговля, промышленность, техника обнаружат изумительный, еще небывалый у нас прогресс, а с ним вместе будут расти и развиваться просвещение и благосостояние народа. Цивилизация в России пойдет быстро вперед; и мы, хоть и не сразу, догоним передовые страны Западной Европы... — Вот почему я поступаю в Институт инженеров путей сообщения, чтобы быть потом строителем железных дорог, чтобы иметь потом право сказать, когда расцветет наша страна: И моего тут капля меда есть!"

"Если бы обстоятельства сложились иначе, то ни крови, ни бунта не было бы. ...Ту изобретательность, которую я проявил по отношению к метательным снарядам, я, конечно, употребил бы на изучение кустарного производства, на улучшение способа обработки земли, на улучшение сельскохозяйственных орудий и т.д."
Н. И. Кибальчич

*
Гамлет

Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.

На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, Aвва Oтче,
Чашу эту мимо пронеси.

Я люблю твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идет другая драма,
И на этот раз меня уволь.

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить — не поле перейти.

Борис Пастернак

*
В конце июля (24-го числа 1884 г.) умер Колодкевич. Я совершенно не был подготовлен к этому трагическому событию, поразившему меня как громом. /.../
Я часто задумывался над одним из наших последних споров, когда я доказывал, что небытие предпочтительнее бытия, потому что оно составляет единственно реальное, единственно доступное человеку блаженство; что люди должны считать самыми счастливыми часами своей жизни те, которые они провели в крепком, глубоком сне, не нарушавшемся сновидениями, и это может подтвердить общее признание всего человечества, что, хотя раз явившись на свет, человек жадно хватается за жизнь и упорно создает себе иллюзию за иллюзией, надежду за надеждой по мере того, как они друг за другом разбиваются действительностью, но каждый, если его спросить, что он предпочел бы: родиться на свет или не родиться, в том случае, когда это зависело бы исключительно от его желания,— каждый наверно ответит: предпочел бы не родиться. Колодкевич заметил на это: "Я все-таки предпочел бы родиться".—"Как,— спросил я,— даже зная наперед, что будет ждать в жизни, чем и где она кончится?"—"Как человек, которому всего дороже истина,— отвечал Колодкевич,— я говорю — предпочел бы родиться и узнать, что такое бытие, что такое жизнь, чем не родиться и не знать этого".
П.С. Поливанов
кроколибри

(no subject)

Читаю с большим интересом Пыляева "Старый Петербург".
Там масса всего прекрасного, но отдельно меня потрясла эпиграмма на Шаховского - вот этого. Ему, как активному участнику литературной жизни начала 19ого века доставалось много от кого, в частности, от Пушкина ("Угрюмых тройка есть певцов — Шихматов, Шаховской, Шишков" и т.д.), да и он сам, судя по всему, в долгу не оставался.
Но речь вот об этой вещи (авторство у Пыляева не указано, сказано, "один из арзамасцев"):


Он злой Карамзина гонитель,
Гроза баллад.
Он маленьких ежей родитель,
И им не рад.


У меня только один вопрос: что именно имел в виду автор?..